КОШАЧЬЯ ЧЕСТНАЯ ДУША



У моей старой «виллы» растет подорожник,
Из-под ветхой скамейки топорщится хвощ,
В этом доме живут рыжий кот и сапожник,
Им на голову льют то дождинки, то дождь.

Я паломником мимо бреду по дороге,
Здесь знакомые лица, фасад и забор,
Но мой вид для кота показался убогим,
Он надменно мяукнул на мой разговор.

По- кошачьи ему говорю, мол, приветик,
Я хозяин когда-то твой… был…
Узнаёшь?
Но во взгляде его я совсем не заметил
Ни надежды, ни радости –
ядрена вошь!

А сапожник позвал моего котофея,
Приоткрыв для прыжка пол-остатка двери,
Во дворе у порога - подарки-трофеи,
Словно молча взывают: с собой забери.

Я с собою бы взял память старого дома,
И подкову, которую спрятал в саду,
Только болью былой и надеждой ведомый,
Упаду, словно в бездну.
В себя упаду.

Я – бродяга, оставивший память и Бога,
Что искал, от чего убегал, словно тать?
Но куда бы ни шел, а к порогу дорога
Зарастает травой. Сколько ей зарастать!

Дом встречал каждый день боевые снаряды,
От прямых попаданий молил уберечь,
Не хозяин, а кот был с руинами рядом,
И сапожник хранил дом и русскую речь.