?

Log in

No account? Create an account

ДВЕ СЕДЫЕ СУДЬБЫ

Он сегодня хромает немного уверенней,
Держит в правой руке старый зонт, словно трость,
У него нет на праздные мелочи времени,
У него что-то странное в жизни стряслось.

А она, словно школьница, ноги под пледиком,
Шарф одернула и отвернулась к реке,
Будет что-то трепать обезумевшим медикам,
Как тащила себя и застряла на бугорке.

Зонт стучит по булыжнику мерно, уверенно,
А нога непослушная шаркает в такт,
Предлагали ведь взять не пластмассу, а дерево,
Отказался в сердцах, ну какой он чудак.

Дождь февральский достал то снежинкой, то моросью,
Зонт раскрыть – значит напрочь утратить баланс,
Удивляясь своей молчаливой покорности,
Был уверен, что смерть в этой жизни не шанс.

Смерть была и терзала до спазма, до одури,
То вгрызалась в него, то куда-то звала,
Он лежал на земле, а над ним небосвод горел,
А под ним, как в аду, пламенела зола.

Вдруг над ним проплыла теплым ангельским маревом
То ли жизнь, то ли чья-то смешная мольба,
Он лежал на земле и с землей разговаривал,
Уверяя, что смерти он не по зубам.

В бесконечной агонии видел и ад и чад,
Но остался живым со щитом без меча,
Пусть об этом историки жесткие скромно молчат,
А стихами кричат те, кто раньше кричал.

У нее прозаичнее было ранение:
Город, пули, бомбежка и жесткий асфальт,
И она улетает в чужое забвение,
Понимая, что это предсмертный фальстарт.

Что потом? Говорить ли кому-то? А надо ли?
Просто жизнь, просто шанс и судьбы огонек.
Он. Она на коляске. А капельки падали,
По зонту и по пледу, ведь тем невдомек,

Что в коляске она, а он, поправляя ей плед,
Прошептал, мол, готов на безудержный шаг:
Что последний аккорд ими вместе еще не спет,
Пусть седые виски, и седая от боли душа.

17.02.2018

Tags:

«ЗДЕСЬ КАЖДЫЙ КАМЕНЬ КРИЧИТ»
(Юлия Андриенко)

Здесь тишина только мнимая,
«Здесь каждый камень кричит»:
Не уходи, обними меня
И не молчи.
Не молчи…

Ангел, воскресший под пулями,
Спрячь под седое крыло.
В голос кричу, но могу ли я?
Если кричу – прорвало!

Здесь для собак есть пристанище:
Что ни забор, то – жильё,
Что ни подворье – пожарище.
Ангел, уйми сатаньё.

А под крылом мне не холодно -
Перья озябшие жгут.
Ангел седой хоть и молод, но
Шепчет, что здесь
не живут.

Я промолчу - всё бессмысленно,
С ангелом спорить – не впрок.
Домик родной, не на выселках,
Рухнул.
И треснул порог…

Но тишина только мнимая,
«Здесь каждый камень кричит»:
Родина, ты обними меня,
И не молчи…
Не молчи…

Tags:

ЗУБИК ДЛЯ ФЕИ

(Маленькой девочке Еве из Донецка)


У Евы сегодня праздник,
Сегодня ее жалеют,
Бабуля нарочно дразнит,
Что в дом прилетает Фея.

Что Фея за зубик ночью
Задарит с лихвой малышку,
Но Ева уже не хочет
Ни Фею, ни даже мышку.

И слезки текут по щечкам,
И мышка притихла в норке,
А зубик давно в платочке
(Не выдержал хлебной корки).

К бабуле прижалась молча,
В глаза заглянула Фее:
- Подарков мой зуб не хочет,
Он хочет уснуть скорее.

Но дом сотрясают «бахи»,
Ложатся прилеты рядом.
И Ева притихла в страхе
От бешеной канонады.

Не Фея летает к детям, -
Осколки летят и пули,
Январский гуляет ветер
И сполохи ввысь мелькнули.

А Еве совсем не спится.
Да разве уснешь от страха?
И мечется Фея птицей
Считая прилеты-бахи.

12.01.2018

Tags:

ОН

А Ясиноватая принимает и принимает снаряды…

*

Кто обозвал меня «сепаратисткой» и «ватой»?
Кто наделил злобным именем «коллаборант»?
Если живу не в Черкассах, а в Ясиноватой,
Если в Донбассе – тогда почему он не рад?

Тихо прицелился в дом, не крестясь на икону,
Он улыбнулся огню, что меня поглотил,
Словно по правилам бил, словно бил по закону
То ли мессия, а то ли сам черт во плоти.

Дом догорает, а с ним догорает мой паспорт,
Национальным флажком ставя точки над «i»,
Где же Харон и его несгораемый транспорт?
Страстный педант, - отчего же сейчас нерадив?

Тихий Харон увидал, что я вышла из пепла,
Он где-то слышал про Феникса, вдруг это я.
Тело в борьбе не сломилось, душою окрепло,
Словно оно приспособилось к сильным боям.

Я обелиском стою на пути. Монументом,
Враг продолжает палить минометным огнем,
Жизнь пролетает мгновением. Миг – кинолента.
Мы в этой ленте - убитые - снова живем.

Снова живем. Я не Феникс, я сепаратистка,
Он продолжает бомбить, я – гореть и гореть.
Я несгораема с ясиноватской пропиской
Смерть не страшна, но зачем эта
страшная смерть?

25.12.2017

Tags:

ЖИЗНЬ СМЕРТЕЛЬНА

Парень жил сгоряча, и любил сгоряча,
Убежден был, что он не бездельник.
Вроде Бога любил, но о том не кричал,
Целовал только крестик нательный.

Парень в храм не ходил,
о молебнах ни-ни,
Разве что в Рождество на сочельник
Зажигал не свечу, верил только в огни
И святой выходной –
понедельник.

Прозябал бы всю жизнь, утонул бы в вине,
Ведь ему было всё параллельно,
Но писал он стихи о проблемах извне
И картины писал акварелью.

От Майдана пошли супостаты в народ,
Вроде был интерес неподдельный,
Парень пишет стихи, ну а
смертушка прет
По домам и кварталам панельным.

И тогда он сменил карандаш на калаш,
Взял в карман горсти две карамели,
Знал, что Родина – мать,
и ее не продашь,
Да и он вроде был не бездельник.

Он шагал по земле. Не поэт, а солдат,
Позабыв о вине и веселье.
И чем дольше война,
он все реже был рад
Тишине и нормальной постели.

От межи до межи защищал рубежи,
Наделяя врагу пай земельный,
Но в одном из боёв он
хватался за жизнь,
Принимая осколок смертельный.

Парень жил сгоряча и любил сгоряча,
Мог стихи рисовать акварелью.
Только вдруг замолчал,
не стонал, не кричал -
Жизнь его оказалась
смертельной.

17.12.2017

Tags:

ДОМ НА ОТШИБЕ

Когда едешь на Саур-Могилу, в глаза бросается целая улица нецелых домов. Это как в Великую Отечественную от домов оставались печные трубы, так и в 2014-м фашизм повторил свои действия.


В доме хранятся хламьё и ненужные вещи:
Старая лампа, коробочка, шило без ручки,
На чердаке – патефон, что был дедом завещан,
В те времена, когда я была маленькой внучкой.

Всё поросло паутиной и позеленело
Не от тоски, а от сырости и звездопада.
Видно, хранилище старое окаменело,
Видно, в историю кануло всё, что не надо.

Дом на отшибе. К нему не доехать и танком
По буеракам, ярам, и открытым просторам.
Только отъявленный вуй, одержимый атакой,
Горы свернет не свои, а мои терриконы.

Дом на отшибе, что памятью одушевленный,
Словно живой, принимает снаряд за снарядом,
Заговорённый на вечность он, заговорённый,
Знает, что если жива, буду с памятью рядом.

А над Сауровкой небо пылает закатом,
А по Сауровке бреют фугасы и «грады»,
Бой принимают не деды, а наши ребята,
Став для фашистов единой живою преградой.

Дом на отшибе, что памятью одушевленный,
Молча накренился, словно старик над клюкою,
Прежней войною и новым огнем опалённый,
В небо окошком взглянул с нескрываемой болью.

Враг побежден - рассказать бы о подвиге деду.
Жаль, не увидит зари и рассветов-закатов.
Только зовет меня каменный: «Внученька, где ты»?
-Здесь», - отвечаю. - С победой. Спасибо ребятам.


16.12.2017

Вуйка - вуй

Tags:

БУФЕРНЫЕ БУДНИ

У совести есть совесть – всё резонно,
А у врага – проблема из проблем,
Дымится сажей буферная зона,
Ничем не взорванная и никем.

А там живут отчаянные люди
В угробленных подвалах и домах,
Им мир не принесут на медном блюде
И не устроят праздник в теремах.

Их души переполнены бесправьем,
Их нервы – переполненный сосуд.
И яд, настоянный на многотравье ,
Который год уверенно несут.

Не хлебом-солью встретили треклятых,
А у икон - слезами да мольбой.
И по подвалам снова дошколята,
А кто постарше – в позе боевой.

Что будет дальше, хватит ли терпенья
У снайпера на мушке выживать?
Чей поцелуй и чье благословенье
Подарит в зоне страха Божья Мать?

Ночные взрывы слышатся из промки,
А в буферной встречают недолет,
Они еще живут у самой кромки
И верят: не погибнут, пронесет.

14.12.2017

Tags:

ТУМАН УСТАВШИЙ

Спускается туман над перекрестком,
Окутывая город в серый мрак,
И вдруг арта «заговорила» хлёстко,
И зашатался старенький барак.

А рядом хрустнул недобитый тополь,
Ведь не впервой встречает артобстрел,
И мимо дед Петро в туман потопал
На костылях – похоже, приболел.

Летят снаряды, рвутся в огороде,
Полкрыши в хлам и стекол больше нет,
А вдоль забора кот подбитый бродит,
Вынюхивая запах сигарет.

И вдруг нашел. Приковылял к сараю,
Хозяина обнюхал и прилег
На костыли, не по-хозяйски, - с краю,
У окровавленных разбитых ног.

Туман ложится простынею грязной,
Собою покрывая смрад и чад,
Нет для него печальнее соблазна,
Когда снаряды временно молчат.

А дед Петро глядит в пустое небо,
Выискивая словно Млечный путь,
Он на войне и был, и, вроде, не был,
И о погибшем некому всплакнуть.

Спускается туман над перекрестком,
Окутывая город в серый мрак,
И слышатся обстрела отголоски,
И лай уставших от войны собак.

13.12.2017

Tags:

ПОХОРОННЫЙ БОСТОН

Осенние туманы неизбежны,
Неся озноб и ночи без тепла,
А за окном звучит гитара нежно
И вальс- бостон с печалью пополам.

Прикрыты зеркала вуалью старой,
Свеча потухла – видно, сквозняки.
В сердцах отбросив старую гитару,
Вдова включила лампы- ночники.

А за окном резвится сволочь-ветер,
И мелкий дождь облизывает тьму,
О сколько вдов живет на белом свете
И сколько будет - не принять уму.

Четвертый год, а словно бы сегодня,
Летят снаряды, громыхает «град»,
И не подарен мир, он грубо отнят,
И нет уже молитв и нет тирад.

Не вальс - бостон, а стоны и проклятья,
Слышны туманной ночью по домам.
Когда-то говорили «люди-братья»,
Сегодня: «Не прощу! За всё воздам!»

Всю ночь бомбили город и округу,
Горел туман, пылали облака,
Вдова почти допела песню другу,
Он не дослушал. Тихо приласкал.

Осенние туманы неизбежны,
И зимние. Да что греха таить?
Звучал когда-то вдовий голос нежный,
Сегодня будут голос хоронить…

13.12.2017

Tags:

ЗАГОВОРЁННАЯ

Всё грустится да не плачется,
Будет повод – наревусь,
Мне бы в жизни обозначиться:
Где Россия – там и Русь.

Где луга позолоченные,
Где по пояс ковыли,
Быть бездомной обреченная,
Там, где вы бы не смогли.

Не ищите места дальнего,
Гляньте ближе – вот же я.
Документа нет формального,
Нет формального жилья.

Мне не плачется, а воется,
Всё что вижу – не моё,
И слезою не омоется
Безответное враньё.

Я стою заговорённая:
Впереди - святая Русь.
Не молюсь. Не примирённая.
И смириться не берусь.

Ковыли под танком мёртвые,
Гарь окутала луга
И зима уже четвёртая,
И не выбили врага.

Tags: